Павел Парфин


e-mail: parfinp@ukr.net
skype: yocarlos999

Создание любой сказки на заказ

Индивидуально, качественно, эксклюзивно, оригинально
+38 093 4855690, +38 050 8136611

Теперь она моя миниатюра Павел Парфтн

Теперь она моя!

 

Вы помните улыбку героя Роберта Де Ниро в финале фильма "Однажды в Америке"? У него еще была прикольная кличка "Лапша". Под парусом опиумной нирваны он уплывал в даль счастливого забытья…

Когда нас здесь, казалось, уже ничего не держит, выводит из себя любая мелочь и бесит даже безобидная фраза, когда не прет ни от работы, ни от безработы, когда тошнит от пошлости, кича и попсы, когда набил оскомину высокий стиль и маргинальные выкрутасы, когда воротит от одной только физиономии президента и его нудной, притянутой за уши высокопарщины, когда уже никак и нигде от бульдозерной наглости и безнаказанности новоявленных сильных мира сего, когда не радуют друзья и самому давно не хочется никого радовать, когда тоскливо и одиноко наедине с собой – тогда хочется, черт подери, сделать что-нибудь эдакое, выкинуть финт, нарваться на неожиданную, нежданную встречу, испытать сильный, невероятно сильный прилив чувств, влюбиться, наконец, – и улыбнуться той же счастливой, блаженной, отстраненной, вечной улыбкой, какая мелькнула на губах Де Ниро-Лапши.

 

Я ни в чем не преуспел. Не разбогател (не считая, конечно, главного моего достояния – мои детей), не заматерел, не добился славы, не издал роман, не съездил в ЮАР… Но я нашел способ, секрет, вернувший мне на краткий миг безмятежное, счастливое состояние ума и сердца. Вдруг я нашел ее… хм, как же ее… Музу, что ль? Ну, можно сказать и так. Ведь она и в самом деле была хороша, неотразима, аппетитна… Была, потому как такие музы долго не живут. Да они и не созданы для долгой жизни. При виде их возникает непреодолимое желание их тут же прикончить… А через время возродить, создать наподобие клона – и снова прикончить.

 

Рецептик одной такой музы, внезапно посетившей меня, я вам сейчас дам. Да, я не оговорился – именно рецепт, а не портрет, поскольку каждой музе свойственны свои собственные ингредиенты. Записывайте, может, и у вас выйдет. В смысле улыбка, наподобие той, что озаряла мою мрачную рожу в течение трех дней.

 

Итак:

 

1. Наваристый куриный бульон (лучше говяжий, но у меня под рукой оказался куриный).

2. Картофель – 7 шт.

3. Сосиски: молочные – 4 шт., копченые – 4 шт.

4. Соленые или маринованные огурцы – 5 шт.

5. Маслины (без косточек).

6. Лук репчатый – 1 шт.

7. Морковь – 1 шт.

8. Томатный соус – 5 столовых ложек.

9. Зелень петрушки.

10. Перья зеленого лука.

11. Соль и специи: молотый черный перец, хмели-сунели, смесь перцев и т.д. (специй не жалейте!).

12. Лимон.

13. Подсолнечное масло.

14. Сметана.

 

Кастрюлю с бульоном я нашел в холодильнике (спасибо жене), остальное купил. Кроме огурцов – они из нашей консервации. Заранее все приготовил: начистил, нарезал, натер. Потом принялся музуцировать. Поначалу подрумянил на сковороде нарезанные сосиски, после чего опустил ароматные кусочки в бульон. Затем чуток, до золотистого цвета, поджарил на масле репчатый лук, добавил морковь и снова обжарил; высыпал туда же мелко нарезанные соленые огурчики, плеснул томатного соуса, посыпал специями, помешал как следует и минут семь оставил томиться на небольшом огне. Такой аромат пошел по дому, что я едва удержался, чтоб не хлопнуть преждевременно граммов так сто. Короче, протушил заправку, перенес ее в кастрюлю. Потом туда же нарезанные половинками маслины, чашку огуречного рассола и рубленую зелень петрушки. Все, теперь выключаем, но лезть туда сразу нельзя. Нужно набраться терпения, чтоб хотя бы с полчаса настоялось. А когда настоится, можно смело вкушать-наслаждаться.

 

Да, я совсем забыл – в тот вечер, когда на меня нашло натхнення, я был "один дома". Абсолютно один. Если не считать кота, конечно. Потому, не смущенный ничьим присутствием, не обремененный заботой "сначала им, потом себе", я налил пару половников в тарелочку, посыпал зеленым лучком, ложечку сметаны туда и ломтик лимона. Выглядит, по крайней мере, весьма достойно. Отрезал хлеба, вынул из холодильника чекушку перцовки, налил в стопку, выпил и… наконец, окунул ложку в божественное варево. Я улыбался: теперь она моя! Моя муза!

 

Моя солянка.

 

декабрь 2008 г.