Павел Парфин


e-mail: parfinp@ukr.net
skype: yocarlos999

Создание любой сказки на заказ

Индивидуально, качественно, эксклюзивно, оригинально
+38 093 4855690, +38 050 8136611

Лесные чудовища - сказки - Павел Парфин

Лесные чудовища

Из сказок о Зайке и Ежике

сказка лесные чудовища

Одним морозным зимним утром Зайка и Ежик отправились в лес на прогулку. Но не прошли они и ста шагов, как наткнулись на разбойников, выскочивших на них из глухой чащи. Разбойников было двое – Пиф и Паф, а командовал ими ужасный, безжалостный атаман, которого так и звали – Атаман.

Атаман грозным голосом спросил у Ежика:

- Ты кто?

- Я – Зайка, - не моргнув глазом, соврал Ежик.

- Зайка? – не поверил Атаман. – Ни разу не встречал зайцев с колючками.

- А это не колючки, - возразил Ежик, - а шерсть. Шерсть у меня длинная-предлинная и густая. Но вы так неожиданно напали на нас, что я очень сильно испугался, и от страха моя шерсть встала дыбом.

- То-то же! Нас, разбойников, все боятся, - хвастливо ухмыльнулся Атаман. Потом повернулся к Зайке, дрожавшему от страха как осиновый лист:

- А ты кто, трусишка?

- За… за… Зай-ка, - заикаясь, пробормотал свое имя Зайка.

- Как Зайка?! – в другой раз удивился Атаман и даже чуточку рассердился. – А где твоя густая и длинная шерсть? Отчего она у тебя не встала дыбом?!

 

- А… он состриг с себя шерсть, - снова соврал Ежик. – У него была очень редкая шерсть. Необыкновенно мягкая и теплая! Вот Красная Шапочка и попросила моего друга дать ей немного шерсти на варежки, а он взял и состриг с себя всю шерсть. Так ему нравится Красная Шапочка!

- Лучше б ты, косой, свою шерсть мне отдал, - сказал Пиф.

- Нет мне! – сердито буркнул Паф. – А то я свои рукавицы потерял, теперь руки мерзнут.

- Молчать! – рявкнул Атаман. – Сейчас мы разберемся, кто из этих жалких зверушек говорит правду, а кто обманывает.

И Атаман приказал Пифу и Пафу посадить Зайку и Ежика в один сарай с Лисой.

- Лиса мигом выведет их на чистую воду, разнюхает, кто из них заяц, а кто – ха-ха-ха! – самозванец!

- Это вы хорошо придумали, господин Атаман, - похвалил Ежик. – Только меня в таком виде нельзя лисе показывать: глаза выпучены, шерсть дыбом… Вдруг лиса проголодалась, пожелает меня съесть, а я весь такой некрасивый и неаппетитный.

- Это точно, - согласился Пиф. – Если б я встретил тебя в темном лесу, то принял бы за злюку ежа и убежал бы.

- Я бы тоже, - затрясся от страха Паф. – Представляю, как испугается Лиса, когда увидит этого ужасного зайца!

- Хм, так что же мне делать? – задумался Атаман.

- Я могу дать вам совет, господин Атаман, - сказал вдруг Ежик. – Намажьте меня медом, а потом обваляйте в муке. Вот Лиса и подумает, глядя на меня, что я – колобок, и не капельки меня не испугается.

- Молодец, заяц, хорошо придумал! – похвалил Ежика Атаман. Так разбойники и поступили – обваляли Ежика поначалу в липовом меде, а затем – в муке. И стал Ежик точь-в-точь похожим на медового колобка.

Впустили Ежика первым в сарай, где уже давно дожидалась его голодная Лиса. Не успел Ежик переступить порог, как Лиса тотчас накинулась на него и проглотила…

Ждали-ждали разбойники, когда Ежик вернется, а его все нет и нет.

- Знать, это был настоящий заяц, и Лиса съела его, - мудро рассудил Атаман. – Подставного зайца Лиса ни за что бы не стала есть, ведь она очень переборчива в еде.

После этого Атаман приказал запустить в сарай Зайку.

- Теперь, косой, твой черед настал. Посмотрим, как примет тебя Лиса.

С этими словами Пиф и Паф втолкнули Зайку в сарай. А Зайка сильно-сильно дрожит от страха, ноги у него подгибаются, зуб на зуб не попадает, уши задеревенели, стучат друг о дружку, как две колотушки, а тут еще Лиса на него надвигается, пасть зубастую распахнула и страшно-страшно шипит на него.

- Не бойся, Зайка, - откуда ни возьмись вдруг раздался голос Ежика; Зайка вздрогнул от неожиданности, огляделся – но Ежика не видать нигде.

- Хе-хе-хе, да ты не там меня ищешь, дружище, - вновь заговорил Ежик. – Я в Лисе сижу, в ее горле застрял. Она набросилась на меня, хотела, глупая, проглотить. Лиса думала, что я колобок. Как же, размечталась! Как только я очутился в ее горле, мед мигом растаял, и мои иголки впились в нее. Теперь Лиса не может ни закричать, ни слова сказать, а тебя съесть и подавно не сможет.

- Что ж теперь нам делать, Ежик? Как быть?

- Не трусь, Зайка! – снова заговорила Лиса голосом Ежика. – Доверься мне.

А разбойники тем временем, потеряв терпение, стали кричать и стучать в дверь сарая:

- Эй, Лиса, выходи! Кончай зайцев лопать, оставь нам хоть ползайца! Хоть заячьи уши оставь, мы тоже голодные!

Скрипнула дверь, и из сарая, качаясь из стороны в сторону, с трудом переставляя лапы, вышла наконец Лиса. Она толкала перед собой перепуганного Зайку.

- Выходит, этот заяц не настоящий, раз Лиса его не съела, – грозно нахмурился Атаман. – Видать, самозванец.

- Еще какой настоящий! – ответила поспешно Лиса. При этом никто из разбойников не заметил, что говорила она каким-то странным, чужим голосом. – Просто первый заяц оказался очень сытным, я даже чуток переела, ик! – и Лиса икнула. – Поэтому второго зайца я оставила на ужин.

- Слушай, Лиса, отдай нам второго зайца, мы ведь еще не обедали, - пожаловался Пиф.

- Молчать! – свирепо зарычал Атаман. – Второй заяц тоже должен остаться у Лисы. А мы посмотрим, как она потом его съест. Вдруг он все-таки ненастоящий? Ох, ответит он тогда за обман!

- Подумаешь, заяц ненастоящий! Я сейчас любого проглочу! – обиженно шмыгнул носом Паф. – Нам ли, разбойникам, зайцами перебирать!

Но разбойникам так и не удалось разузнать, съела Лиса второго зайца или нет: стоило только Лисе и Зайке скрыться из глаз разбойников, как Ежик тотчас выбрался из пасти Лисы, а Зайка в тот же миг дал ей пинка – и Лиса пустилась от них наутек. Аж пятки ее засверкали, и хвост затрещал, цепляясь за сучья кустов и деревьев.

Прошло время, кончилась зима, и наступила зеленая цветущая весна. Но случилось так, что Зайка и Ежик, отправившись на прогулку по лесу, снова попали в лапы разбойников. Вот такие они неосторожные, Зайка и Ежик.

Как и в прошлый раз, Атаман не узнал их.

- Ты кто? – спросил Атаман, показывая саблей на Ежика.

- Кто-кто, Ежик. Не узнали меня, господин Атаман? У меня ведь иголки.

- Точно, иголки, - согласился Атаман и уставился на Зайку. – А ты кто?

- Я… я… тоже Ежик, - соврал вдруг Зайка.

- Да ну, какой же ты еж, когда у тебя иголок нет?

- А он их сбросил недавно, иголки-то, - пояснил Ежик.

- Как сбросил?! – хором вскрикнули Пиф и Паф.

- Очень просто. Этот ежик очень редкой породы. Раз в год, в начале весны он обязательно линяет. Сначала иголки с него падают, как листья с деревьев, а потом заново вырастают. Осенью.

- Вот это да! Лысый ежик! – изумился Пиф. А Паф удивленно добавил:

- Никогда не слыхал о линяющих ежиках. Вдобавок с длинными ушами.

- Молчать! – взревел Атаман. – Сейчас мы проверим, кто из них ежик, а кто обманный грошик. Отведите их немедленно в сарай к Лисе! Она с зимы ничего не ела, маковой росинки в рот не брала.

- А что же случилось с бедной Лисой? – полюбопытствовал ехидно Ежик.

- Да один гадкий заяц ей все горло шерстью исколол.

- А-я-я-яй! – покачал головой Зайка. И сказал Атаману:

- Отведите меня первым к Лисе. Жалко мне ее. Только прежде медом намажьте. Говорят, лисы просто обожают медовых ежей.

Разбойники так и поступили – намазали Зайку медом и втолкнули в сарай к Лисе. А Лиса только учуяла запах меда, так тут же завопила не своим голосом. Вспомнила, бедняжка, как едва не проглотила ежа, намазанного медом.

- А чего это Лиса орет как резаная? – задрожал от страха Пиф.

- Наверно, твой приятель, лысый ежик, пришелся ей не по вкусу, - спросил у Ежика Паф.

- Нет. Просто я забыл вам сказать: мой друг не полностью полинял. И у него пару иголок остались торчать из хвоста. Вот Лиса и укололась о них.

- Ага, вот вы какие, значит, ежи, жестокие! Из Лисы инвалида сделали, – с укором воскликнул Атаман.

- Мы и из вас инвалидов сделаем, - грозно нахмурившись, пообещал Ежик. – Если вы сейчас же нас не отпустите!

- Да вы просто чудовища! – в ужасе воскликнул Атаман и приказал разбойникам отпустить Зайку. Пиф и Паф с радостью выпустили из сарая Зайку. А потом и перепуганную до смерти Лису. И с той поры больше не трогали двух ужасных, безжалостных, кровожадных "чудовищ" – Зайку и Ежика.

декабрь 2008 г.