Павел Парфин


e-mail: parfinp@ukr.net
skype: yocarlos999

Создание любой сказки на заказ

Индивидуально, качественно, эксклюзивно, оригинально
+38 093 4855690, +38 050 8136611

Перегной

Миф древних греков

 

Вначале эта земля была ничья и суха, как позабытая в дорожной сумке хлебная лепешка, и такая же, как лепешка, потрескавшаяся и пустая, лишенная в покрывавших ее расщелинах какого бы то ни было праха. Но затем из-за этой бесплодной ничейной земли люди начали проливать кровь, свою и чужую, приходя сюда поодиночке или скопом, вооруженные кто на что горазд. Долго нельзя было понять причину столь невиданной жестокости, когда кровь павших от ножа или камня временами поднималась из расщелин, полностью затопив их и более не впитываясь, смешивалась с раскромсанной человеческой плотью и в итоге являла собой жуткий, багряный образ непроходимого болота - непроходимого, поскольку в это смердящее месиво было страшно, до холодного пота и стужи в жилах, ступить.

Пришелец

(Из сборника “Комната на Петрозаводской. Год 95-й”)

В одной таежной деревне невесть откуда появился новый мужчина. Он был необыкновенно хорош собой, силен и свободен. Выпив чарку-другую водки, он поучал деревенских: "Когда бы вид мой и был ужасен, я счел бы это сущим пустяком - ведь главное, что ниже пояса у меня все в полном ажуре". И еще такое прибавлял: "Один мой башковитый приятель вычитал в своем Писании, что бог презирал мужиков, у которых уд и ядра были жалкими". Незнакомец невзлюбил деревенских мужчин, но зато питал слабость к местной детворе. Вскоре все незамужние и замужние женщины понесли от него, а их отцы и мужья не осмелились даже роптать: такого страху нагнал на них пришелец.

Лишь в одном единственном доме жили прежней жизнью, будто ничего не происходило в деревне: хозяйка пекла хлеб и варила щи, хозяин коптил сало, вялил рыбу, красил кожу и клеил самодельную книгу. В тот дом и завалился одержимый гуляка и, едва переступив порог, принялся насиловать хозяйку. Муж ее попытался было заступиться за несчастную женщину, но непрошеный гость лишь плечом повел, и хрустнула шея обреченного...

Путь

 

Миф кельтов

 

1. 

 

Лучисто щурясь на то, как старик, пыхтя и стеная, едва доковылял от раскрытой двери хижины до старой лысой березы, как, вконец обессиленный, рухнул в объятия дерева, а затем обернул ко всем неожиданно счастливое, смеющееся, по-яблочному увядшее лицо – дескать, видали, как я озорую со смертью, – старуха сложно спросила у Белловака, не выговаривая целиком его имя:

– А не проще ли было тебе, Белак, будучи косолапым ребенком и едва научившись ходить, отправляться в свои первые странствия вон к тому дереву, за которое нынче держится мой старик, чем теперь, в пору своей спелой молодости, идти, не расставаясь с тяжким жребием мужчины – воина, мужа, хозяина?..

Белловак не ответил: только что он вернулся с ночной вылазки, предпринятой им с воинской его дружиной, и теперь спешно скидывал с себя вооружение и одежду.