Павел Парфин


e-mail: parfinp@ukr.net
viber/telegram: +380505834198

Сказки о Вас на заказ

Индивидуально, качественно, эксклюзивно, оригинально
+38 093 4855690, +38 050 8136611

Улыбка Джоконды

Бабушка Звегинцева Зинаида Григорьевна

Дню города Сумы посвящается

 

Улыбка Джоконды. Над ее неуловимой загадкой ломали голову сотни, тысячи мудрецов. И только недавно ее тайна была раскрыта. Джоконда, она же Мона Лиза, на самом деле коренная сумчанка. Или сумчанин – в зависимости от того, кто на нее смотрит. Джоконда – это зеркало, в котором отражаются чуткие, неугомонные воды нашей памяти. К примеру, когда я смотрю на Джоконду, я вижу, как улыбаются семь моих поколений, родившихся в Сумах. Мой прапрадед Антон, чей каменный дом в начале прошлого века стоял на улице Надъярная, прадед Григорий, служивший в Сумах садовником, бабушка Зина, спасшая в годы войны свою большую семью, моя мама Зоя, брат Александр, сын Антон и дочь Дарья и, наконец, моя внучка Настя. Я – единственный из них, кто не родился в Сумах, но считаю себя коренным сумчанином.

Дом Пенелопы

*1*

Дом Пенелопы окружали,

Как части света, желоба

Из очень светлого металла

(Сказать дерзнул б, что алюминий

Металлом был тем белостенным,

Но это выше сил моих:

Металл как знак того, что с нами будет,

Но алюминий – это знак

Событий, Пене переживших).

Динозаврик Рекс - сказка

Жила-была на свете девочка Настя. Сначала она была совсем крошечной, потом чуть-чуть подросла, потом еще чуть и еще... И вот однажды Настя так подросла, что даже папа с мамой удивились:

- Настя, какая ты у нас большая!

- Это потому что мне скоро пять лет, – важно ответила девочка.

- А когда тебе пять лет?

- Завтра.

Вот так совсем неожиданно и незаметно приблизился первый Настин юбилей. Девочка пригласила на праздник бабушек, дедушек, дядю, тетю и самых близких друзей: Зайку, Ежика, кошек Боню и Фаню.

Неудачный побег в спиртовозе

*1*

С утра пораньше Витек Андрейченко и Серега Гриценко разливали по сто, сидя на гриценковском балконе. Лучи воскресного мартовского солнца беспардонно лезли в стаканы и, достав до дна, в миг охмелев, спешили назад, к батьке солнцу, дыхнуть на него земным перегаром новой сумской водки.

- Слыхал, – затянувшись красным "Отаманом", спросил Витек, – Лешка Барсук пить бросил?

- Видать, деньги кончились, – лениво предположил Серега. Осушив двумя глотками солнечный коктейль (100 г водки + полстакана солнца), он смаковал кофе со сливками.

- Не, хуже. У Лешки крыша поехала: он вдруг занялся своим здоровьем.

- Да-а?! – у Сереги лукаво заблестели глаза, он схватил початую бутылку. – Пошли, ща Лешему не поздоровится!

Гемоглобов

 

С чумной головой Петя Тимченко в пять утра вернулся домой. На левом плече сладко жгли 20-минутной давности царапины: кошка Розенталь вцепилась в него в экстазе своими наманикюренными когтями... Заглянул в комнату, которую по-прежнему называл детской, глянул потеплевшим взглядом на жемчужную в утренних сумерках кровать. "Спит мое Ча-до. "Ча" до того дня, когда сбудется положенное: любовь, высшее образование, работа, семья... и собственное Ча-до". Поправил стопку учебников на письменном столе, закрыл молодежный эротический журнал... зато обнаружил тетрадку в белой клеенчатой обложке. Прочел: "Ночник". Потом перевернул страницу: "Все ведут дневники, а я - ночник. Он белый, как белая ночь..." Тимченко нестерпимо захотелось узнать, чем живет его Ча-до, куда уводят его белые ночи...