Павел Парфин


e-mail: parfinp@ukr.net
viber/telegram: +380505834198

Сказки о Вас на заказ

Индивидуально, качественно, эксклюзивно, оригинально
+38 093 4855690, +38 050 8136611

Монстр

- Белочка, забери мой камушек.

Елену мучила боль в правой части живота, под печенью.

- У вас камень в желчном пузыре, – сказал врач и предложил Елене лечь на операцию.

- У всех людей есть камень. У одних в почках или желчном пузыре, у других на сердце, у третьих камень вместо головы. Так что же им всем нужно ложиться на операцию? – с сомнением спросила Елена.

- Мое дело было вас предупредить, – устало вздохнул врач.

- О чем предупредить?

- Видите ли, любезная, в вашем организме не просто камень образовался, а скопилось невостребованное, нереализованное время.

Перегной

Миф древних греков

 

Вначале эта земля была ничья и суха, как позабытая в дорожной сумке хлебная лепешка, и такая же, как лепешка, потрескавшаяся и пустая, лишенная в покрывавших ее расщелинах какого бы то ни было праха. Но затем из-за этой бесплодной ничейной земли люди начали проливать кровь, свою и чужую, приходя сюда поодиночке или скопом, вооруженные кто на что горазд. Долго нельзя было понять причину столь невиданной жестокости, когда кровь павших от ножа или камня временами поднималась из расщелин, полностью затопив их и более не впитываясь, смешивалась с раскромсанной человеческой плотью и в итоге являла собой жуткий, багряный образ непроходимого болота - непроходимого, поскольку в это смердящее месиво было страшно, до холодного пота и стужи в жилах, ступить.

Гарем

Представив мужа шелковой ниткой, Мари продела ее сквозь угольное ушко своей любви и проснулась. Пока она готовила завтрак, Михаил сложил из газеты, в которой новости пахли одинокой рыбой, бумажный кораблик. За чашкой кофе Михаил объявил, что они едут на море. Услыхав это, сыновья обрадовались, сложили в багажник автомобиля ласты, маски для плавания и надувной матрас. Мари пошла в спальню выбирать купальник и попросила мужа помочь ей. Она надевала один купальник за другим и следила за членом Михаила. Когда его член возбудился, Мари поняла, что она выбрала правильный купальник. Они занялись любовью, и в комнате запахло морем и послышались голоса торговцев креветками.

Мечтариум

*1*

В День Независимости, сговорившись заранее, Михаил, Мари, Дик, Тесла, Керуак и Юти отправились в центр города. Хотелось праздника вопреки всему. Веронику, самую младшенькую в семье, Михаил с Мари оставили на попечение сыновей, Семена и Тимофея. Сема, старший из мальчиков, поначалу рвался на улицу, где футбол и девчонки, он шумел, срывал злость на Веронике, дергая ее за косу, кричал: "Зачем ты нам такая?" Потом смирился с участью няня и обиженно затих. У двух других пар, Керуака с Юти и у Дика с Теслой, было по одному ребенку, по одной дочке. Девочек звали Мира и Ева. Евочка была совсем кроха и лучше всего выговаривала слово "дзэн". Чтобы она не скучала, Дик с Теслой привезли дочку домой к Керуаку и Юти, где она тут же принялась играть с Ми – так Ева называла Миру. Керуак попросил присмотреть за детьми своих соседей, которые давно разочаровались в праздниках, а в коллективную независимость не верили никогда. Соседи, старик и старуха, снежно-белые и похожие друг на друга, как два зимних одуванчика, были кроткими, безобидными созданьями. Не произнеся ни слова, они позволили девочкам перевернуть детскую вверх дном, а сами устроились рядом, в гостиной, перед большим настенным телевизором и вскоре уснули. Старики так и не узнали, как провела праздничный вечер компания закадычных друзей. Это стало тайной, потому что никто из родителей не вернулся из города засветло. При этом их дети не успели даже забить тревогу: какие-то люди, подъехав на двух автомобилях, выхватили их из домов и привезли в бар "Полонез".

Кукла Мишка

*1*

В двадцатых числах августа Михаил с Мари поехали отдохнуть на море. До конца месяца оба сына проводили остатки лета в местном загородном лагере, и супруги были предоставлены самим себе. Они направлялись в один из степных поселков Херсонской области, расположенных на берегу Черного моря. Ехать решили через Киев, сложили сумки вечером, спали мало и впопыхах и сонным пятичасовым поездом отправились в путь. В Киеве им предстояло пробыть до позднего вечера, но Михаила и Мари это ничуть не огорчало. Они любили столицу тихой, ненавязчивой, какой-то детской любовью, ничего не требуя взамен. Они умели окунаться в атмосферу этого прекрасного города, пахнущую кофе, яблоками и воском, и парить в ней, как космонавты в невесомости. Наверное, Михаил с Мари никогда бы не переехали жить в Киев, но, изредка приезжая в него, они признавались друг другу: как же им здесь хорошо.